Биография Николая Филипповича Филатова

ИСТОКИ

Коля Филатов с отцом Филиппом ФедоровичемДетство, школьные годы, юность Филатова Николая Филипповича прошли в большой семье мастера затона им К.Маркса Филиппа Федоровича и медсестры Софьи Федоровны Филатовых в г Бор, на ул. Советской, в доме барачного типа, существующего и поныне. Отец был мастером на все руки: и плотником, и жестянщиком, и конопатчиком. А мама, по мнению сына, была, пожалуй, даже более одаренной. Имея начальное образование, великолепно пела, врачевала, искусно шила и вязала. Любое обыденное дело по хозяйству выполняла с каким-то блеском: быстро, красиво, аккуратно. Годы осознания самого себя на земле у Николая Филипповича совпали с народной трагедией - Великой Отечественной войной, священной, освободительной.

 

С волнением он позднее часто рассказывал своим студентам о той поре: «Несмотря на голод, а может, именно благодаря ему, мы, мальчишки и девчонки Советской улицы, пытались помочь семьям: ловили в Везломе и окрестных озерах рыбу, собирали в лугах дикий лук и щавель, за 5-7 километров уходили в Ивановский лес за земляникой и грибами - колосовиками. Со старшим братом Петром успевали за лето наносить грибов на засолку целую большую бочку».

1947 год. Коля Филатов пошел в первый класс мужской школы №6. Класс подобрался сильный, почти все учились на «хорошо» и «отлично». Любимыми учителями, оставшимися в памяти на всю жизнь и заложившими зерна познания, были историк В.А. Марачева и Сергей Михайлович Наметкин, преподаватель рисования. Именно Сергей Михайлович пробудил в нем интерес к художеству. Они, взрослый мужчина и 12-летний мальчик, сдружились (их это не смущало) и увлеченно столярничали в светлом подвале дома Наметкиных, где был верстак с полным набором инструментов. О, Сергей Михайлович! Скольких ребят он повел за собой своей умелостью во всем, аккуратностью, собранностью, высокой требовательностью. Их страстью стали дальние путешествия в леса и на речку Керженец. Тайны таежного Заволжья рождали интерес к далекому прошлому. Давно минувшее сливалось с настоящим, хотелось заглянуть в будущее.

ПЕРВЫЕ СТУПЕНИ К ЗНАНИЯМ

I-й выпуск школы баянистов-хормейстеровЕго интерес к истории постоянно поддерживала старшая сестра Зина (ныне известный педагог Зинаида Филипповна Никитина, в недавнем прошлом директор первой музыкальной школы). Принося в дом книги, она читала их, обсуждала вместе с младшим братом. Неведомый, но и притягательный мир былых времен хотелось понять, постичь его извечные тайны.

В школе Николай не только хорошо учился, но и посещал еще художественную студию, спортивные секции, занимаясь летом велосипедом, зимой - коньками, а с 8 класса руководил школьным струнным оркестром. Учился успевать во всем, уметь многое. Рисунок, живопись, спорт и музыка стали смыслом жизни. Поэтому, не задумываясь, он поступает в открывшуюся в 1956 году в г. Бор областную культпросветшколу с тремя новыми отделениями хоровым, оркестровым, театральным

Учился Николай сразу на двух отделениях: пел в хоре, играл в оркестре то на домре, то на альте, посещая, кроме того, класс баянистов-хормейстеров при музыкальной школе. Диплом хормейстера стал первым, который он получил в жизни. Впоследствии, уже в Москве, он ему весьма пригодится.

С «КРАСНЫМ ДИПЛОМОМ» - В МОСКВУ

Филатов среди сокурсников Института культурыВесной 1958 года Н.Филатов после преддипломной практики в Доме культуры Кантаурова оканчивает Горьковскую областную культпросветшколу с «красным дипломом» №1. В результате он получает право поступить без отработки на учебу в Московский институт культуры. 1 сентября 1958 года начались в нем занятия. Основные курсы - литература, мировая и отечественная история, история искусств и музыки, а также обучение игре на баяне и хоровому пению. Нагрузка казалась чрезмерной. Но дух захватывало от предоставленной возможности совершенствоваться во всем. Надо успеть, успеть везде! К декабрю он обычно был уже готов сдавать экзамены за весь учебный год, чтобы оставалось время для посещений выставок, концертных залов, театров Москвы и, прежде всего, Центрального государственного архива древних актов (ЦГАДА).

В ЦГАДА Николая привел случай. Супруга академика С.Д. Сказкина, по учебникам которого учились студенты истфаков всей страны, вела в их институте спецкурс по древнерусской культуре, предлагая иногда студентам прочесть древние рукописи. Студент Филатов без особого труда перевел несколько таких листов, после чего он был приглашен в ЦГАДА помочь в переводе древних текстов ее мужу.

Так появился беспрепятственный пропуск в архив. Академик был изумлен быстроте работы студента с текстом. Видя это, архивисты ни в чем не отказывали молодому исследователю. Так пришло ощущение первооткрывателя: встречались древние документы, которые никогда не брали в руки ученые-нижегородцы.

Второй год учебы принес весьма важные новации: студенты стали проходить практику по организации творческих вечеров мастеров искусств столицы. Они нередко проходили в Колонном и Октябрьском залах Дома Союзов. В нем Н.Филатову выделили кабинет с высоким потолком чуть ли не в 10 метров, где юный администратор принимал актеров, музыкантов. Чтобы знать репертуар ведущих мастеров сцены, ему вручили пропуск на право бесплатного посещения любого театра или концертного зала с возможностью взять с собой до трех человек. Так по театрам столицы он стал водить друзей. Неожиданно для себя Николай оказался в гуще московской богемы: имел возможность беседовать с М.Царевым, М.Жаровым, А.Райкиным, Е.Гоголевой, В.Пашенной и другими знаменитостями сцены.

Годы жизни в Москве дали возможность изучать памятники старины. Обнаружил много древних храмов и заброшенных монастырских ансамблей, о чем тогда вообще не писалось в путеводителях даже одной строкой. Пристрастился к чтению многотомных исторических изданий. К счастью, в главной библиотеке страны, в «Ленинке», они практически оказались в полном комплекте. «Каждый год пребывания в столице, - вспоминал ученый, - мне представлялся праздником. По воскресеньям обязательно посещал Третьяковку или музей им. Пушкина, или Исторический музей на Красной площади».

ОТ МОСКВЫ ДО САМЫХ ДО ОКРАИН

Наступил 1962 год. Дипломную практику проходил в Вязьме Смоленской области как дублер директора Дома культуры. За два месяца буквально сдружился с древним городом. Лишь спустя годы он откроет многие его исторические загадки и имя русского зодчего XVII века Антипа Константинова.

Н.Ф. Филатов всегда считал памятники архитектуры овеществленной историей, его неизменно интересовали люди прошлого, творцы и созидатели этих памятников, их опыт и мастерство. Каждое лето он отправлялся в путешествие по России, практически посетив все монастыри, древние храмы и усадебные комплексы XVIII-XIX веков. Из поездок по стране привозил тысячи негативов, проявлял, печатал и в больших форматах для выставок «По городам и весям России» выставлял в длинном коридоре второго этажа культпросветшколы на Бору, куда он вернулся в 1962 году как преподаватель истории искусств, фотокомпозиции и клубного дела. Тогда же решил перечитать всю литературу, когда-либо издававшуюся о нижегородской земле. Читал запоем. Стал поражаться скудости и путаности исторических фактов, бытовавших о нашем крае в литературе. Решил начать «с малого»: писать исторические очерки о селениях лесного Заволжья на основе подлинных актов и документов ЦГАДА. Так в «Борской правде» стали появляться статьи о Толоконцеве, Кантаурове, Неклюдове, Чистом Поле и т.д. В лице сотрудников газеты М.Я. Сточика, В.М. Автономова нашел друзей-сотоварищей. Особенно сблизился с Владимиром Михайловичем, когда они совершили несколько длительных поездок по керженецким лесам. Неповторимость красот предзимнего леса, необозримость заволжских далей завораживали.

НЕ ТОЛЬКО УЧИТЬ, НО И УЧИТЬСЯ САМОМУ

Одаренный от природы талантом исследователя, изведавший радость первооткрывателя, Н.Филатов ощущал недостаточность образования. Ему нужны были новые вершины. В 1965 году он поступает в институт живописи, графики и архитектуры при Академии художеств в Ленинграде на заочное отделение, выдержав конкурс в 25 человек на одно место. По положению, студентам, имевшим высшее образование, разрешалось начать обучение сразу со второго курса. Но Филатов, чтобы ничего не пропустить из изучаемых дисциплин, начал учиться с первого курса. Его научными руководителями по выбранной теме стали А.П. Чубова и В.Д. Лихачева. Именно Вера Дмитриевна и познакомила его с академиком Дмитрием Сергеевичем Лихачевым. К тому времени Н.Филатов занялся проблемами отечественной иконописи, собрал материал об изографе Московской оружейной палаты Никите Павловце. С трепетом отдал историческую повесть для прочтения академику Лихачеву. Но страхи оказались напрасными. Повесть Дмитрий Сергеевич одобрил и рекомендовал ее опубликовать. С тех пор их встречи стали регулярными: для исследований по архитектуре Нижнего Новгорода XVII века Н.Филатову потребовался отдел рукописей Пушкинского дома, который и возглавлял Д.С. Лихачев.

ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО НИЖЕГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ МАЛО ИЗУЧЕНА

Годовые экзамены Николай Филиппович обычно сдавал экстерном, а большую часть сессии разъезжал по городам северо-запада России, посещая Псков, Новгород Великий, Иван-город. Из самого Ленинграда ездил в крепость Орешек (Шлиссельбург) и на место битвы А.Невского со шведами, в старую Ладогу и на курган киевского полулегендарного князя Олега. Новые впечатления требовали осмысления, рождали желания отвечать на возникающие вопросы. Приходило понимание, что Нижегородчина оказалась обделенной историками, практически не известной даже тем, кто о ней живописал. Себе поставил цель - выявить все возможные нижегородские акты XIV-XVIII веков, когда-либо опубликованные в общероссийских и местных изданиях. Кстати, не в столице и не в городе Горьком, а в Астрахани оказался особо ценный, никем и никогда не изученный комплекс нижегородских актов. На их основе были за несколько лет написаны сотни историй сел и деревень (только о кстовских селениях около 40) и опубликованы в печати. Но поразительно: никто из, казалось бы, заинтересованных людей даже не обратил на это внимания! Лишь сотрудники Большой советской энциклопедии оценили труд исследователя, неоднократно приезжая из Москвы.

В НАУКУ С ТРЕТЬИМ ВЫСШИМ ОБРАЗОВАНИЕМ

С.Л.Агафонов и Н.Ф.Филатов.В 1971 году прошла успешно защита диплома. Николаю Филипповичу предложили остаться в Академии художеств, дали рекомендацию в аспирантуру. Но поскольку центром изучения древнерусской архитектуры оставалась Москва, он направился туда и поступил в Центральный научно-исследовательский институт истории и теории архитектуры (ЦНИИТИА). Н.Филатов сразу оказался в коллективе, который создавал тогда многотомную «Всеобщую историю архитектуры». Это стало уникальной школой познания и общения с виднейшими исследователями отечественной и мировой культуры.

Годы в ЦНИИТИА пролетели незаметно. В 1976 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук и архитектуры (сразу по двум специальностям!) по теме «Каменное зодчество в социально-экономической жизни Н.Новгорода 20-80 годов XVII века». В сентябре того же года перешел из культпросветучилища работать на кафедру России Нижегородского госуниверситета им. Н.И. Лобачевского (ГГУ). Ему поручалось чтение лекций по истории России с древнейших времен до конца XVIII века, древнерусского языка, палеографии, истории Нижегородско-горьковского края. Как обычно, оказался нагружен сверх меры! Шли годы напряженного труда и научных открытий. В 1988 году в Московском институте истории при АН СССР защитил докторскую диссертацию по теме «Города и посады Нижегородского Поволжья в XVII веке». Это была первая докторская диссертация в России, защищенная по краеведческой тематике. В 1990 году Н.Филатова утвердили в должности заведующего кафедрой истории России и краеведения ННГУ, руководителем научно-исследовательского центра «Нижегородский край». Здесь ему почти за 15 лет удалось создать творчески работающий коллектив ученых-единомышленников, единственную, пожалуй, кафедру в университете, выпускающую «научную продукцию» в печать в таком большом объеме, учебные пособия, хрестоматии, книги для чтения, научные монографии.

Болезнь подкрадывалась давно. Сказывались невероятные перегрузки, жизнь «на перекладных», беспрестанная работа во имя осуществления необъятных замыслов. Но самое главное, над чем трудился Николай Филиппович, о чем мечтал, - это обрести учеников-последователей и увлечь их наукой. Теперь можно точно об этом сказать, их очень много.

НАДГРОБНОЕ СЛОВО (по-гречески ЭПИТАФИЯ)

Заседание кафедрыИз выступлений на траурной церемонии прощания с академиком Н.Ф. Филатовым 7 мая:

«Нижегородский университет, краеведческая наука, культура Нижнего Новгорода понесли невосполнимую утрату. Ушел из жизни выдающийся ученый, крупнейший исследователь культуры, искусства, архитектуры, доктор исторических наук, действительный член Российской академии естественных наук, академик Международной славянской академии, профессор, почетный работник высшего образования России, дважды лауреат премии Союза архитекторов России, автор 32 книг и монографий и трех томов «Энциклопедии Нижегородского края», лауреат премии Нижнего Новгорода, награжденный медалью «За вклад в наследие народов России».
Его путь в науку был сложным, долгим и небеспрепятственным. Его главное наследие - это его ученики. Это преподаватели истории и обществоведения различных средних и высших учебных заведений. Среди них под стать учителю есть кандидаты и доктора наук, воспитанные на «авторских» лекциях профессора. Его высочайшая эрудиция, страстные рассказы по русской истории не могли никого оставить равнодушными».

Коллектив кафедры«Как научный руководитель курсовых и дипломных работ студентов, он был очень требователен и строг. Он не терпел в науке ленивых бездельников, лживых ловкачей. Однако его требовательность сочеталась с отеческой заботой. В каждом ученике он видел личность. Он брался за научное руководство даже тогда, когда студенты имели физические недостатки. Он сумел «вырастить» в кандидаты наук совершенно слепого человека, нашел ему тему, где слепой студент мог работать с архивами. Он не бросал учеников даже в минуты тяжелой болезни, находясь в кардиоцентре. 23 апреля 2004 года, за несколько дней до смерти, узнав о защите кандидатской диссертации своего ученика, без разрешения врачей, он на такси приехал в университет, чтобы поддержать юного ученого».

«Выпускники Н.Ф.Филатова, сотрудники его кафедры, факультета потеряли не только замечательного ученого, но и друга, педагога-наставника. Он щедро делился своими энциклопедическими знаниями. Имел всегда свое оригинальное мнение по поводу «спорных» вопросов в науке. И имел на это право, ибо никто не знал историю Нижегородчины лучше его, он был редким знатоком древних документов. Им изучены до последнего листочка архивы Москвы и Петербурга, Новгорода и Пскова, Казани, Астрахани и Тотьмы».

«Академика Филатова ценили столичные ученые: В.Румянцева, К.Сербина, А.Сахаров, Ю.Тихонов, Д.Лихачев. Все, что делал Николай Филиппович, он делал в высшей степени профессионально. Будучи гуманитарием, он состоялся как хороший музыкант, художник, фотограф, историк, знаток архитектуры и искусства».
Из выступлений на заседании общества «Нижегородский краевед» 27 мая 2004 года:

Презентация Архитектурной Энциклопедии«Блестяще образованный Н.Ф.Филатов оставил после себя огромное научное наследие. Он один написал больше, чем целая Нижегородская губернская ученая архивная комиссия в конце XIX-го - начале XX веков. Любил повторять слова: «В науке надо не слыть, а быть». И был настоящим ученым - первооткрывателем, примером служения науке и Родине».
Одну из книг он предварил словами С.Цвейга в качестве эпиграфа: «Всегда, прежде чем может быть возведено что-то новое, должен быть поколеблен авторитет уже существующего».

«Он очень спешил написать и издать свои книги. В 1999 году выпустил сразу 7 монографий. В последний год своей жизни - три книги: «Катунки на Волге», «Макарьевско-Нижегородская ярмарка», «Нижегородский край в русском летописании». Последняя книга, ее презентация состоялась 17 марта, незадолго до его смерти, стала третьим томом Нижегородской энциклопедии. Над нею Николай Филиппович трудился 40 лет. Эта книга разрешала спорные проблемы в нижегородском краеведении, подтвердив многочисленными фрагментами русских летописей его точку зрения.
Книги Филатова - особенные, эксклюзивные, доказательные. Каждая из них порождает новых исследователей, будит интерес к русской истории, формирует духовные потребности читателей.
Н.Ф. Филатов по натуре - бессребреник, но он создал для будущих поколений столько, что его научное наследие не заменить никаким золотым запасом».

«Он прожил не зря на этой земле. Ученики продолжат его дело. Школа Филатова будет жить, вечной будет память о нашем Учителе. Хотелось бы, чтобы день его рождения, 1 декабря, стал Днем памяти академика Н.Ф. Филатова, чтобы в Нижнем Новгороде проходили краеведческие конференции и выпускался сборник научных статей по истории нашего края».

Борский мальчишка, ровесник города, достигший таких высот в научном мире, не изменил своей малой родине. В борскую землю ушел после своей смерти и похоронен в могиле рядом со своими родителями на Малопикинском кладбище.

Будет время, чтобы подумать, какую улицу города Бор назвать именем академика Филатова, чтобы увековечить его память.

Еще по этой теме:

Публикации Николая Филипповича Филатова
http://balamus.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=203:fil-bibl&catid=41:kraa&Itemid=62


В.Н. Беляева: Вспоминая отца...
http://balamus.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=201:belaeva1&catid=41:kraa&Itemid=62